Письмо

 

 

Мэри, слезы не горят, а достучаться до небес не смог
На всех погостах всех моих стихов, что подле твоих ног
Корридой, вдребезги, на ставку ада под аплодисменты рая
Парил над ангелами всех мастей, щенком для брошенных тобой костей, играя,
Гадая, над эксгумацией стихов и скотства всех моих грехов.

Мэри, сподоблюсь быть в шкуре поэта, акселем брезгуя,
Ты вспороть суть попробуй этих строк, без штопора и лезвия.
Аккорды опуса просты: похмелье кровью, за окном кресты...Шучу!!!
Все проще! Сверху вниз, от строчки к строчке. Одну букву!
Пазлы практически пока пусты! Здесь я никто, судья здесь ты!

Мэри...Ах, Мэри! Исполненная всех очарований неземных красот!
Неба кисти немы в описании взгляда! И не родился тот поэт, что воспоет
Хотя бы часть тех губ клубничных, подобных алости заката,
Тот стан, проникновенность глаз, улыбку! Схожу с ума, и я сойду, когда-то...
И не велика потеря, знаю,

Это последнее письмо от ада к раю...

.