Ангел в перьях

 

 

 

Искариот миллион раз в устах веков восстал,

 

А кто сказал, что заяц белым-белым должен слыть?

 

Сэр Джонни Уокер  как-то доказал

 

Что все на белом свете может черным быть!

 

Душа моя, поскольку девственна к добру

 

Не дай Бог/дай Бог

 

Я скажу,

 

За честь почту –

 

Желаньем в рюмке водке ищет трещины,

 

Это когда и рай и ад одним лицом похожи,

 

В дыханье Золушки не слышу запах женщины…

 

От пьянства или одиночества умру…

 

Господи!

 

Это одно и то же!

 

Не смеши меня, не смеши…

 

Суррогат души – рецепт на агонию - как в дурдоме...Храм или харам, пусть определятся ТАМ...Что же я делаю, ни вам, ни нам, наконец. Как стемнеет - с водкой под венец! Из лепестков, и надписей "от дураков" и кулаков друзей, коллег, калек и новичков... на этом свете, или света? Слезы в дождь - плохая примета. Совесть раздета - от "схожу с ума" до "сама" грамм 200 где-то! Рай закрыт на ремонт, любовь - на вилы! Палача в отпуск! Бармену - мерило, чтоб не разбавлял водку!  Палача обратно! Пусть впервые увидит алую, соберет пазлы из неудачников и примется за старое! Я не мать Тереза, не спасу, не сохраню,паталоголюбовь моя пантомима...

 

Повенно, все мои дороги мимо Рима!

 

За барной стойкой надо мной колдует врач,

 

Любовь давно не в сердце, а в презервативах…

 

Истина ликвидна тем, кто зряч!

 

Стихи болят нечитанностью строк,

 

Я нездоровый ангел, режь (ь) / реже / режет сердце,

 

Судьба – карточный стол, за коим я, игрок,

 

В плену обязов жизненных деберцов…

 

 

.